Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сай (список заголовков)
13:45 

Сай из Невервинтера (предыстория)

Если ты хочешь выслушать мою историю, то я расскажу тебе её. Конечно, Лемма Медный Феникс, расскажет гораздо красочнее и в деталях, но я поведаю тебе о своём участии в тех событиях Тёмной невервинтеровской осени.

Но начну я с рассказа о себе. Меня зовут Сай, по прозвищу Быстроногий.
Сначала перенесёмся чуть восточнее, к Высшему Лесу, где возле Заснеженных пик мои родители посвятили свою жизнь освобождению родных земель от монстров, давным-давно захватившим эти земли. Мы обитали возле небольшого замка, который давал кров измотанным в боях эльфам.
Мне было пятнадцать. Для эльфа, я вам скажу, возраст весьма мал. Ублюдок местного феодала был на порядок крупнее и сильнее всех детей в округе, и потому держал их в страхе и издевался. В тот день он встретился мне возле местного ручья, где дети любили пускать кораблики, и конечно же не упустил возможности похвастать своим происхождением, и что чернь нужно держать в страхе. Я был вспыльчивым пареньком, и все это знали. В драку первым полез я. Я вложил в удар все силы. Благородный ублюдок приложился как раз темечком об острый камень и стал истекать кровью. Я дал дёру. В моей голове воронами крутились мысли: “Убийца, я убийца, надо бежать, и как можно дальше”. И я бежал. Караванщики говорили, что есть большие людские города и среди них есть чудесный город, город-надежда, Невервинтер.

Невервинтер оказался не таким уж гостеприимным и радостным городом, как описывали купцы. Следующие пятнадцать лет меня воспитывала улица. Её принципы твёрдо вбились в мою голову, потому что они помогали выжить: будь сильным, или держись сильных; не показывай своих эмоций другим; ты не проиграл, пока жив, а побед здесь просто нет; своих не сдают; мой город - мой дом.
До беспризорников городу дела не было, а вот Гильдия воров активно использовала мальчишек с улиц и попрошаек в своих целях. На гильдию я долгие годы работал бегунком, а так как эльфы взрослеют медленно, то я все эти годы так и оставался ребёнком с улиц. Но уже со связями.

И вот по городу пошли слухи о некромантах, нежити и прочему, а потом паладины Тира эвакуировали трущобы. В гильдии воров назревал кризис. Руководство, видимо решило, что всех, кто мог помочь с ситуацией на улицах, необходимо задействовать на оперативных работах. Меня приставили к отряду тогда ещё офицера Гильдии, Мергарду Аттоту.
Первым заданием, на которое взяли меня, было проникновение в недра трущоб с целью устранения источника нежити. С Мергардом шли его товарищи: Марьетта Ламаре, тихая и убийственная (поговаривали, что она любовница Мергарда), шебутная и хамоватая Айнур Галанодель, дочь видного и влиятельного человека в городе, и Андрамалас - высокородный эльф, который мне сразу не понравился. Я чувствовал себя очень неуютно в этой компании. Было такое чувство, что они бы не задумываясь оставили меня на том кладбище, если бы я их задерживал. Но в тот день мы выполнили задание и уничтожили некроманта. Мне заплатили с лихвой. Я столько золота до того в жизни не держал, аж 300 золотых.

Скажу пару слов про Айнур, в моей жизни она сыграла не малую роль. “Благородная девица, которая решила поиграть в разбойников” - думал я по-началу, ведь все они, благородные, такие. Но затем она пригласила всех к себе домой, и даже меня, какого-то паренька с улицы. Я решил присмотреться к ним по-ближе. Никакой заносчивости в свою сторону я не увидел. Простая девочка, которую хотят выдать замуж по политическим соображения. И знаете, я в первый раз почувствовал некую симпатию.

В гильдии назревал раскол. Ходили слухи, что Мергард - вампир, и его нужно уничтожить. Через какое-то время на Мергарда началась охота. Сначала за него назначили 1000 золотых. Но вы же помните, своих - не сдают, иначе вокруг тебя своих не останется. Затем за ним за кой-то ляд стал охотится Верховный паладин Тира. И вот, сидя однажды в таверне, за Мергардом пришли стражники с собаками. Завязался непростой разговор, перешедший в драку, а затем и подоище. Один парень, из Гильдии воров, попытался сбежать, но был схвачен самим Мергардом и брошен в огонь. Таверна сгорела дотла. В тот вечер Мергард впервые превратился в летучую мышь у меня на глазах. И мы не досчитались одного товарища. Тогда я понял - Мергарда надо опасаться.

Через пару недель, в порту взорвался склад. Чёрная рука, глава Гильдии пропал. Через пару дней Мергард созвал небольшую компанию уже в другой таверне. Айнур выглядела очень бледно и с платком на лице. А ещё нарисовался какой-то странный паренёк, Сейдинал. Он что-то бубнил себе в нос и смотрел на Мергарда покорным взглядом. В тот день к нам подошёл Нож, как я понял, связной Мергарда и сообщил, что они с товарищами взяли в плен несколько стражников. Мы пошли на допрос. Ах да, забыл упомянуть, с нами тогда был один проныра, Фрайло Ложкотыр, тот ещё кадр.

Мариетта стазу сказала, что её это не интересует, и удалилась.
Я никогда не участвовал в допросах и мне было любопытно. Но знаете, это не очень то походило на допрос. В подвале было трое связанных и избитых. Сейдинал начал с того, что изуродовал и поджёг одного. Он как-то и забыл, что здесь кого-то допрашивают, и просто получал удовольствие пытая человека.
Айнур обнажила клыки. Каким я был дураком, наивно полагая, что она просто приболела! “Ну ты и гад, Мергард”, - подумал я тогда и вышел. Через минуту криков боли, за мной вышел Фрайло, блеванул себе же под ноги и молча удалился. Я решил последовать его примеру. Нет-нет, просто вышел!

Я направился в стражу. В моей голове крутилась сотня мыслей запутывая меня всё больше и больше. В стражу был объявлен приём всех желающих, и я решил рискнуть. Гильдия превращалась в клоаку, Может я затеряюсь в страже и меня не заметят.
Вступил я с лёгкостью, там подкинул деньжат, там припугнул кого надо. И вот, я принят. В первый же день меня вызвали к командующему.
“Ты готов умереть?” - спросил он меня тогда. Я опешил. Знаете, умирать мне не очень то и хотелось. Но он объяснил, что просто им не хватает людей для опасного дела и он набирает добровольцев. Я решил узнать, что это за опасное дело и согласился.
Оказалось, что кто-то выдал страже место, где будет сегодня Мергард.
Я оказался в сложном положении: Если кого-то из компании Мергарда поймают, то и на меня выйдут. А если не поймают, то Мергард может посчитать, что я его и сдал.
Мне пришлось пойти на облаву, но тайно передать через мальчишку на улице Мергарду записку, чтобы уходил. А вечером в темнице я обнаружил Сейдинала, замученного и измотанного, кажется теперь он жертва. Брошу ка я ему отмычку, а дальше пускай сам крутится. И знаете ведь, выкрутился.

Я затаился. Говорили, что паладины прогнали Мергарда далеко за город. За неделю пребывания в страже я понял, что это такой же бедлам. Некоторые даже готовы были передраться на пустом месте. Здесь бы я защиту не нашёл. Мне пришлось искать остатки гильдии.
И я нашёл, нашёл Мергарда, цена за его голову к тому времени поднялась уже до 10т.золота. Пришлось объясняться, и знаете, та записка с предупреждением меня как раз и спасла.
Договорились, что я буду работать подпольно. И знаете, что я увидел в тот вечер, когда возвращался в замок стражи? Я увидел как Мариетту под белы рученьки несут в темницу.
План был прост: входим, освобождаем Мариетту и валим. Простые планы всегда срабатывают, как и в тот раз.

Но если вы подумали, что это добрая история, то вы сильно ошибаетесь.
В тот раз мы собрались в одно подземелье. Мы не имели ни тактики, ни плана. В подземелье нас вошло пятеро: Мергард, Мариетта, Айнур, Лемма и Я. Видимо, когда ты становишься нежитью, то забываешь, что смертные так и остаются смертными. Трое смертных вошли в тот день в подземелье, трое пали. Но мы ведь здесь. Знаете, Лемму не просто так называют Медным Фениксом, он сгорел и восстал из пепла…
На мне был медальон, помогающий мне выжить, да и Айнур успела прийти мне на помощь, оставив Мариетту, думая что та в безопасности. Мариетта не спаслась.

На Мергарде это отразилось не лучшим образом, от горя он начал съезжать с катушек, впадать в апатию. А Айнур, терзаемая чувством вины, взяла в привычку терзать и своё тело, изменяя его, чем всё больше стала походить на монстра.
А потом была афера с “Убийством Мергарда” и появлением в городе Героя Зарксиса Де’Ленкура, уничтожителя вампиров, и его дочери Скёгуль. А за за “уничтожителем вампиров” в город пришли вампиры.

Мергард, которого все теперь называли Зарксисом, Героем Невервинтера, всё больше впадал в аптию, и не сдерживал Айнур и Сейдинал от них самих. Я осуждал Зарксиса за это, но даже не знал, что с этим делать.
Пока в одной вылазке на логово вампиров, Зарксис со Скёгуль не оставили нас с Сейдиналом. На нас напали вампиры. Это был явно не мой день, вампиры разделались со мной в два счёта. Знайте, смерть это не больно. Это даже не страшно… Страшно то, что следует после смерти. Меня там ждало ... Ничего, забвение. Надеюсь, Богиня просто решила попридержать мою душу, и слегка напугать.

Я открыл глаза… Лицо Мергарда-вампира, склоняющееся над тобой с зубастым оскалом, смутно напоминающим улыбку… Это оказалось страшнее смерти. Рука сама взметнулась в центр лица Мергарда, разбила ему нос. И я снова отключился.

Моя неприязнь к Мергарду прошла. Я простил его.
Охота на вампиров продолжилась. Я только обзавёлся оружием по-страшнее, перчатками-электрошоками.
Мы встретили брата Мергарта по крови. Я узнал, что у Мергарда есть Хозяин, и этот самый хозяин отдал приказ “захватить Невервинтер”, и судя по тому, что этого ещё не случилось, Мергард специально тянет резину. А ещё в тот раз меня возвели в офицеры.
Под руководством Ножа, гильдия постепенно восстанавливалась. Но Сендинал тоже времени не терял, он каким-то образом отыскал Чёрную руку, правда, попутно отрубил Руке руки.

На этом моя предыстория заканчивается. Дальше нас ждёт уж настоящая история: Битвы и интриги, героические поступки и предательства.

@темы: Сай

09:00 

Воры Невервинтера

Разрушение города? Это было давно. Много времени прошло. Много воды утекло.

Мало кто уже вспомнит, что случилось тогда.
Ходят слухи и легенды о Дюжине Тёмных. Да-да, той самой Дюжине Невервинтера. Убийцы и воры, ставшие героями. Мало кто знает их настоящие имена, считая, что они лишь далёкие сказания предков. Вы хотите их услышать? Хотите знать, кто из них погиб в ту ночь?

Первым пал Кроули, молодой тифлинг, что не стремился быть героем. И всё же он встал на защиту женщин и детей, что пытались убежать из осаждённого тёмными ордами города. Если воруешь во благо своей семьи и ради выживания, то вспомни про Кроули.

Второй умерла Хейлвидис, Говорящая с Тьмой. Она погибла от рук Гарона, друга Гильдии. Увы, его успели обратить, и он желал только крови и мяса живых. Вспомните её, когда ваш друг обернётся против вас.

Следом погибла Смеющаяся Айнур, любительница резни и боя. Она пала в битве у Северной Стены, ныне известная как Стена Танцующих Теней. Пала не только от рук врагов, но и от рук тех, кого считала друзьями. Учитесь у неё, когда решите изменить принципам и проявить милосердие.

После неё погибла Фрида. Фрида Убийца Гарона. Она тоже пала от рук товарищей, сперва сражённая призванным Балором, а после добитая своими же. Думайте о ней, когда остаётесь беззащитными.

В момент отступления со Стены погиб Никто, молодой тёмный эльф и мастер волшебства. Когда бежите от кого-то, прошепчите его имя и, быть может, вы не повторите его судьбу.

Ближе у утру погиб Сейдинал Одержимый, Оседлавший Дракона. Его развоплотил Тенебрис, отправив душу Сейдинала и демона в нём в Бездну, когда тот пытался отомстить убийце Айнур. Чтите Сейдинала, когда за ваши старания не воздаётся вам по праву.

В бою в катакомбах, противостоя полчищам вампиров, возвысился Тенебрис Умбра, праведный жрец Маска. Он отправился к своему богу, забрав с собой множество мёртвых и расчищая путь для своих оставшихся товарищей. Тенебрис Умбра, знающий Цену Жизни. Молясь Маску, подумайте, чем готовы пожертвовать вы?

И последним погиб Мергард Аттот. Никто не видел, как он умер. Известно, что он спустился в катакомбы вместе в выжившими. Известно, что на нём лежало благословение богов. И известно, что он уничтожил Хозяина, возможно, пожертвовав жизнью. Там, где он сражался не осталось ничего. Пустота и разрушение. Чтите Мергарда, когда ярость затмевает ваш разум и вы готовы на всё ради победы.

Выжившие же получили по заслугам. Каждый нашёл своё место.

Сай Предатель. Сай Быстроногий. Сай Убийца Монстра. Сай Убийца Айнур. Он долго вынашивал свой план и реализовал его в самый удачный момент. Почему он жив? Сложно сказать. Возможно, он сделал то, на что долго не мог решится сам Мергард. Он пережил ту ночь, неся шрамы с гордостью. Как ни странно, он был самым светлым из Дюжины. Чтите его когда задумаете предательство во благо других.

Лемма Медный Феникс – самый известный бард города тоже пережил ту ночь, вдохновляя своих товарищей на подвиги и воспевая павших в веках. Его песни прекрасны, вам следует их послушать. Вспоминайте о нём, когда захотите повеселиться. Он знал толк в веселье.

Фрайло Ложкотыр. О нём и говорить нечего. Предатель, едва не погубивший гильдию, решил искупить свои грехи и пережил ту ночь. Боги его осудят, но если увидите его, то знайте, что за голову этого полурослика вам щедро заплатят. Вспоминайте про Фрайло, когда будете думать, что вы слабы. Если ничего не делать, то уподобитесь ему.

И Марьета Ламаре. Она сменила имя и осталась в городе. Я слышал, что она воспитывала своих детей и стала мастером ювелиром, безошибочно определяя подделки и изготавливая свои украшения. Ближайшая подруга Мергарда пережила ту ночь, обретя новые шрамы на теле и сердце. Думайте о ней, когда захотите спасти ближайшего друга, ибо она была лучшим другом, которого только может пожелать смертный.

Вот и вся Дюжина. Обо всех я поведал. Никого не забыл. Подумайте о них. Выучите их урок и не повторяйте их ошибок, ибо Гильдия не прощает.

Да, Гильдия где-то там, сокрыта в тенях, тайно следит за всем городом. В неё вступают не мстители, не герои и не святые. В неё вступают те, кто ищет себя и своё место в этом мире. Те, кто готов утопать в крови и грязи, стремясь возвыситься.

Паладины и святые воины могут сколько угодно бахвалиться своими богами и убитыми драконами, но мы-то знаем, кто действительно хранит покой этого города.

Итак, кто здесь самый смелый?

___________________________________________________

Зарксис де Ленкур выжил в ту ночь. Его поместье было защищено самим Маском и множество людей укрылось в его стенах. Говорят, что он жил с какой-то черноволосой девушкой. Вместе с ними жило трое детей, которых Зарксис воспитывал, словно своих собственных. Говорят, они выросли уважаемыми людьми.

Новый глава Гильдии, взявший себе прозвище Чёрная Рука, всегда носил на бедре меч с крупным тёмным камнем. Камень был похож на оникс, но каждый, кто пытался всмотреться в него, отворачивался с дикой головной болью, которую не был способен исцелить ни один жрец.

Предыдущий Чёрный Рука пал рядом со стенам, сметённый волной нежити и демонов. Его ставят в пример многим волшебникам.

Рядом с поместьем де Ленкур был установлен памятник Тенебрису Умбре, знающем Цену Жизни. Его постамент был установлен в центр маленького фонтана, рядом с которым росли цветы. На мемориальной табличке, прямо под годами жизни, кто-то кривым почерком вывел надпись "Писькин доктор", но никто, почему-то, не стирал её. А ещё кто-то регулярно возлагал цветы к фонтану, отправляя букеты плавать по поверхности воды. Рядом с фонтаном всегда можно было увидеть парочку проституток, просящих о помощи того, кто никогда не оставлял в беде "своих девочек".

Сай помогал отстраивать город, впрочем, не особо усердствуя, после чего вообще его покинул. Говорят, что он собирался направиться к родителям. Так же, ходят слухи, что он собирается вернуться, но подтверждений тому нет.

Лемма отправился к родителям в Смеющийся Поток. Его провожали со слезами и вздохами облегчения. Кто-то говорил, что его острые памфлеты привели к отставке нескольких выживших выскопоставленных персон.

Про Фрайло не было вестей. Он исчез. Возможно он, терзаемый чувством вины, отправился искупать грехи. А быть может, просто ушёл, стремясь развить свой дар волшебника. Слухов много, но правдивы ли они?

Гильдия Воров Невервинтера продолжает работу и по сей день. Каждый, кто жаждет славы, наживы или приключений волен в неё вступить. Каждый волен сам выбирать свой путь и совершать свои ошибки.

Итак, я спрошу ещё раз, кто здесь самый смелый?

________________

Этот эпилог к большой компании написал Евгений Батищев (Мергард/Зарксис/Джокс).

@темы: Сай

10:26 

5.10.2014 На той стороне

Раннее туманное утро. По дороге шла престранная компания. Монах в обносках, человек-друид с соколом, престарелая гномиха с хитрым взглядом в полном расцвете сил и Дроу-следопыт, вечно курящий трубку с дурманом, на верблюде. Сай, Элев, Я'га и Дроу-непомнящий-своего-имени-потомучто-укурился...
Мы стащили очень ценный артефакт — карту, которая может указать местонахождение любого известного нам существа. Изъяли мы её у местного Князька, который явно использовал её в недобрых целях. А шли мы на встречу с магом по имени Алистер, чтобы обменять карту на двенадцать слитков золота. Неплохой гонорар за доброе дело.

Дорога проходили по границе двух лесов: один добрый и светлый, а другой зловещий и, по слухам, проклят. Алистер уже ждал нас в месте встречи (мы по карте проверили). Но когда мы подошли к месту, то встретили лишь двух лошадей, причём одна лошадь была явно единорогом без рога и принадлежала Алистеру. Возле лошадей было натоптано, следы уходили в лес.
По следам мы углубились в чащу. Пройдя несколько метров, мы услышали как кто-то что-то обгладывал. Друид прислушался и сообщил, что похоже, что это волки. Друид решил провыть волкам, что «он здесь круче». Получилось у него как-то не убедительно. Волки ответили воем и к нам из кустов вышел лютоволк. Дроу, который к тому времени уже спустился с верблюда, сиганул к волку и вдарил с обеих рук, саблей и топориком, из которого курил. В это время Яга успела порвать тетиву на арбалете и скрыться в кустах.Я же подбежал к волку с тыла. Волк успел укусить Дроу, а потом умереть, получив по шее от каждого. Друид снова провыл что-то, но уже по-убедительнее. Волки, прорычав, решили отступить.

Мы вышли на полянку, где лежало развороченное тело Алистера и ещё одного парнишки, видимо его помощника. Умерли они явно не от волчих зубов, 3-4-10 рваных-колотых ушибов украшали тела. У покойников мы нашли только мешочек золота. Не густо. В чащу уходили следы, большие следы. Что же, заказчик мёртв, денег нет. Хоть возвращай карту за вознаграждение, мол, нее понадобилась. Решили погрузить тела на лошадей и отправить восвояси.
Но сначала друид отправил сокола на разведку, вдруг убийцы не ушли далеко. Но здесь произошла первая странная вещь: сокол вернулся, сообщив, что он не сумел подняться выше макушек деревьев. Это как? Вот же они, не выше полёта стрелы. Ладно, пойдём за лошадьми.
До дороги мы шли-шли-шли и вышли к перекрёстку с камнем. На камне надпись: "Налево пойдёшь — в таверну придёшь, вперёд пойдёшь — к реке придёшь, а направо — не ходи".
Стоп-стоп, этого здесь не стояло. И где лошади? Пойдём-ка обратно к нашим трупам. Трупов на нашем пути не обнаружилось, но возник новый поворот без какого-либо указателя. Тогда мы решили вернуться к камню, если, конечно, вернёмся к нему, и пойти в таверну. А что ещё делать? Не знаешь куда идти — иди в таверну.
Мы снова вышли к камню и двинулись к налево, в таверну. Таверна оказалась трёхэтажным зданием с интересным названием «Весёлый гусь». На вывеске красовался Гусь, танцующий в обнимку с двумя веселящимися эльфийками. Друид аккуратно подошёл к окну и заглянул в него. Его взору открылась странная картина: в таверне отдыхали все кому не лень, кобольты, дроу, тифлинги, утопленники. Пока друид наблюдал всё это из окна, я открыл дверь и вошёл. Никто особо не обратил на меня внимания. Дроу затянулся, обогнул меня и двинулся к худощавому и бледному бармену.
— Уважаемый, а чего у вас тут наливают.
— Ты конкретней вопросы задавай, у нас много чего есть.
— И напиток богов нальёшь?
— Мальчик, не дорос ты ещё до богов.
Дроу заказал чего покрепче, курнул, предложил курево тавернщику, тот отказался, и отправился к группе девушек-тиффлингов в уголке. Я заказал виски на два пальца. Тавернщик, хмыкнув, налил.
В это время дроу завёл беседу с тифлингами, и заказал того же, что пьют они. Ему принесли дымящуюся жидкость в железной кружке.
— А что это у вас за река, на которую указывает камень?
— А вы сходите, не пожалеете — ответил бармен.
— А кто-нибудь большой у вас здесь живёт, или заходит, или недавно заходил?
— Живут у нас здесь живёт парочка великанов и огр. Но ко мне они не заходят, потому что в дверь не пролезут.
На втором этаже что-то загрохотало.
— Кто это там?
— Мой друг.
— А ты говорил, что никто большой не заходит
— А кто сказал, что он входит в дверь.
Яга в это время куда-то свинтила. Гномиха забралась на таверну и заглянула через край стены. Там, где должна была быть крыша, на два этажа вниз уходила комната, в центре комнаты на цепях висел гроб. Гроб охранял костяной дракон.
— Здравствуйте.
Глаза дракона засветились красным светом и посмотрели на Ягу. Так они смотрели друг на друга, пока глаза дракона не погасли, тогда гномиха спустилась и вернулась в таверну.

К тому времени следопыт уже общался с другой дроу на тему «не подскажете, а как попасть в антердарк?». Девушка-дроу предложила ему поработать лет так 300 на её хозяина, господина Бо, тогда и поговорим.

Уходя, я прошёл мимо столика с мрачного вида ребятами. По виду, напоминающих утопленников. Вдруг один резко схватил меня за руку и поднялся. Стоящий в дверях Дроу было дело ринулся в бой, но вдруг осёкся. Мертвец посмотрел на меня:
— Ты не боишься, что однажды, проходя мимо казни на площади, на плаху будут вести твоего сына?
— Как я могу боятся того, о чём не ведаю?
В голову невозмутимого топляка прилетела кружка от следопыта. Я дёрнул руку, рука утопленника продолжала сжимать моё предплечье, но уже отдельно от тела, которое просто село обратно за столик. Дроу принялся катить бочку на тавернщика, но я этого уже не слышал, потому что вышел из таверны. Руку я расцепил, но след остался.

Ладно, пойдём к камню. Там решим, что делать дальше. Денег с нас тавернщик не взял, скал, что никогда не берёт с посетителей платы.
Когда мы подходили к камню, навстречу нам шёл здоровенный огр и напевал песенку. Что-то вроде: «поймал я человечка, сварил его на завтрак, но мал оказался человечек, я поймал ещё двоих и сварил, но и этих оказалось мало...» Огр нёс клетку за спиной, в клетке сидел полуживой мальчуган.
— О, человечки! Сколько ты хочешь за своих человечков? - обратился Огр к Яге.
— А что ты можешь предложить за одного человечка?
Друид опешил от таких разговоров, даже попал стрелой мимо огра. Я в это время спокойно натягивал арбалет и целился огру промеж глаз.
— О, я много чего могу предложить. Знаний всяких. Я, поди языков сто знаю, и на двенадцати уже точно не говорят. Могу всяких вещичек предложить.
— О, это интересно. А покажи вещички.
— Пойдём ко мне, я покажу.
И мы отправились с огром. Он снова запел какую-то песенку, а Яга даже подхватила.
— Слушай, а становись моей женой, — предложил огр гномихе... ОГР — гномихе.
— Извини, но мы немного в разных весовых категориях, но я подумаю.
— Не подскажешь, куда здесь можно сходить?
— Куда бы ты не хотел, дорога тебя выведет, только нужно знать, чего хочешь.
— А что это за река, на которую нам советуют сходить.
— А вы сходите, это просто надо увидеть.
Опять та же песня.
Вот за такими разговорами мы подошли к маленькому пряничному домику. Пряничному домику? Да он издевается, людоед.
— Ну так что ты хочешь за своих человечков?
— Извини, но мы не ведём переговоров с Ограми, - Я спустил тетиву и промазал.
— Огр не обратил на этот факт никакого внимания, лишь спокойно поставил клетку возле дома. Я так же спокойно начал взводить арбалет снова. Огр резко подошёл, схватил арбалет и раздавил его, тут то я и нанёс удар, затем добавил ещё парочку.
Яга скользнула огу куда-то за спину, Друид сиганул к деревьям, а Дроу курнул, вынул меч и с криком «становись моей женой» кинулся в бой. Огр наколдовал клетку на стоящего за деревьями друида и повернулся к врезавшегося в него Дроу на верблюде.
— Ты чего это, чёрный?
— Ты отказался быть моей женой!
— Так ты же не дал мне даже времени на раздумья.
Пока они так мило разговаривали, обмениваясь ударами, я со всей дури бил огру по тыльной стороне. Огр произнёс на драконьем «Не атакуй меня» и Дроу развернулся и побежал к клетке. На его месте оказался верблюд. Теперь огра били: монах — с тыла, гном-плут, с того же тыла, но с другого, друид стрелял из клетки, верблюд и сокол. Дико, наверное, выглядит со стороны.
Огр кинул под себя фаербол. Только Яга увернулась... Увернулась от фаербола. Дроу к тому времени вовсю колотил замок на клетке. Огр бодренько сбил на себе пламя. Затем повернулся к Яге. Я отбежал, подлечился, и снова вернулся в бой. Огр прокричал «безумие» и Яга оторопела, взгляд потупился, как у сомнамбулы. Мы обменялись с огром нескольким ударами, а затем огр шарахнул парочкой заклинаний в меня. Ноги подкосились, взгляд расплывался. Как в тумане, теряя последние силы, я доставал лечебное зелье.
Дроу наконец-то удалось разбить замок на клетке, и открыть её.
— Вставай и сражайся за нас!
Мальчишка явно не ожидал такого. Он вжался в прутья.
— Нет-нет-нет, дяденька-дроу, не убивайте меня.
— Бери мой меч и сражайся! - не подействовало, мальчуган лишь сильнее вжался в прутья.
Дроу плюнул на него и пошёл в дом посмотреть, что там завалялось.

Пока доблестный верблюд лягал плевал в Огра, отвлекая его тем самым от меня, мне удалось выпить лечебное зелье. Тут у меня за спиной возник друид. Он что-то сказал, приложил ко мне руку, и мне стало ещё лучше. Я снова вдарил по Огру, и побежал за дом, где меня уже ждал верблюд. Тут же к нашему «клубу за углом» присоединился Друид и Дроу, выпрыгнувший из окна.

Ах да, Яга! Мы дружно выглянули из-за угла дома. Я, друид, дроу и верблюд наблюдали странную картину, как Огр берёт маленькую гномиху в руки, а та в совою очередь просто пускает слюни. Дроу мужественно вскочил на верблюда и помчался выхватывать Ягу из лап огра. Выхватил. Я выбежал, схватил паренька из клетки и помчался за верблюдом. Огр, с грустным видом зашёл в дом.

Уйдя подальше, Яга очнулась, но, сидя на верблюде, она не подавала виду, чтобы её дроу не погнал. Но дроу курил и на следующем перекрёстке уверенно свернул напрво, затем ещё раз, затем возле всем знакомого камня пошёл к таверне. Парню мы сказали держаться рядом и не всовываться. У таверны дроу спешился, спешил Ягу и пошёл в таверну.

В таверне всё было по-проежнему, только тифлинги уже ушли.Мы попросили у Тавернщика лечебных зелий.
— Вам вкусных или посильнее?
Я взял посильнее, Яга вкусного, а Дроу попросил смешать. Друиду лечение не требовалось.
— А его ты здесь сидишь, и не некуда не входишь?
— Староват я уже для приключений?
— И сколько ты здесь?
— Где-то три тысячи лет?
— Ого, а всего тебе сколько?
— Десяток.
Ладно. Не думаю. Что нам здесь на ночь оставаться стоит. А то вдруг, не проснёмся. Пойдём -ка мы к реке.
Мы вышли к камню и двинулись на север, к реке. Но через некоторое время нас ждала развилка. Вот обман! Яга. Полезай на дерево. Гномиха лезла, а деревья у нас на глазах росли и росли. Когда ей это надоело, она спрыгнула, и пёрышком опустилась на землю.
Идём налево. Дойдя до поворота направо, мы свернули и вышли на поляну. На поляне стояли столы, гудел пир без конца и края. Еда, выпивка, мордобой, девки шастают и разливают.
Знаете, а мы ведь с утра не ели. И раз мы в таком безумном месте и не знаем куда идти, то и поесть не мешает. Выпили, поели, пообщались с до боли знакомыми войнами за битвы.
На дворе было туманное раннее утро.
Отобедав, мы двинулись дальше на север. Пройдя ещё одну развилку мы вышли на выжженную поляну. Как только Дроу сделал шаг на поляку, как земля задрожала под ним. Он отступил. Яга взяла камень и кинула его на полянку. Под камнем задрожало. Что-то подсказывало, что просто обойти полянку не получится — заблудимся в лесу. Но нам нужно именно на ту сторону.
Дроу слез с верблюда, взял топорик и стал рубить дерево, чтобы уронить его. Друид ему немного помог и дерево упало, пересекая поляну. Вся поляна задрожала и снова стихла.
Первой пошла Яга, но где-то на четверти пути из земли вдруг выпрыгнуло серое ящероподобное существо — буллит, и прижало гномиху к земле. Я помчался на выручку, Дроу на верблюде помчался вокруг. Друид что-то скастовал, дерево изогнулось и чуть-чуть оттеснило булита от Яги. Вся поляна дрожала, значит буллит здесь точно не один. Я сумел выхватить Ягу из под ног буллита, но в этот момент на меня из под земли вылетел ещё один буллит. Звери начали выяснять между собой, чья это добыча. Это сыграла мне на руку, я вскочил, подхватил Ягу и помчался на ту часть поляны. Мы удачно пересекли поляну, Буллиты снова скрылись в земле и нас не преследовали, а друид, обернувшись птицей перелетел поляну. Мы пошли дальше и вскоре услышали впереди шум реки.
Туман здесь был гуще прежнего. На берегу виднелась тёмная фигура паромщика. Друид отправил вперёд птицу, но вскоре она вернулась, не сумев даже увидеть другой берег.
Мы подошли ближе к паромщику.
______________________________________________________________

Перед монахом предстал его первый учитель. Сай замер в оцепенении. Он давно не видел его и до сих пор боялся.
Яга увидела образ погибшего сына. Когда-то давно, когда она была молода, на гильдию воров была облава, её сын погиб тогда.
Друиду видел молодую эльфийку из его клана, что несколько зим назад ушла искать другие круги и не вернулась.
А перед Дроу стоял неизвестный, в маске чумного доктора.

— Что ты здесь делаешь? - первой нарушила молчание Яга.
— Ты его знаешь? - гномиха была гараздо старше монаха, и она могла знать его учителя.
— Я ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ ОТПРАВИТЬ ВАС ПО ВЫБРАННОМУ ПУТИ, - голос паромщика здучал тысячью голосами, образ его менялся, пока не стал просто тенью в капюшоне.
— А кто выбирает этот путь? - спросил друид
— ВЫ САМИ ВЫБИРАЕТЕ СВОЙ ПУТЬ.
— Какие у нас варианты?
— ЛИБО ВПЕРЁД, ЛИБО НАЗАД
— Если назад, то мы сюда вернуться сможем?
— ВСЕ РАНО ИЛИ ПОЗДНО СЮДА ВОЗВРАЩАЮТСЯ.
— А если я выберу вперёд, то что произойдёт? - поинтересовался Дроу.
— СТЕНА ПОЛНА ТАКИХ КАК ТЫ, - ухмыльнулась тень, насколько тень вообще может ухмыляться.
Дроу задумался.
— Я пойду назад, — и исчез.
Монах с друидом тоже отправились назад. Верблюд тоже исчез.
Гномиха, оставшись в одиночестве, развернулась, и пошла обратно. Она не стала выбирать путь, она просто осталась здесь.

Эпилог.

Дроу очнулся, прижатый деревом и собственным конём. Недавно была гроза, и всё, что он помнил, это молнию, пронзающую дерево рядом с ним. Дроу смог выбраться из-под дерева. Конь был мёртв. Дроу выкурил трубку, похоронил коня и отправился на поиски магазинчика Бо. Он помнил, что достаточно хотеть найди магазинчик. Перспектива оказаться в стене его не вдохновляла.

Денно и ночно лучшие умы местной гильдии магов трудились над спасением молодого дворянина. И вот он открыл глаза, посмотрел на своего верного сокола на насесте. Элев смутно помнил, что был друидом, а своих спутников он никогда и не знал.

Сай очнулся на гранитном плато. В руках он сжимал старинный фолиант. Он со своим товарищем, Алистером, и его спутниками убегали от взрыва, прогремевшего в глубине пещеры. Последнее, что он помнил, это языки пламени, окутавшие его тело. На плато, перед грудой камней, Сай был один. На руке виднелся след, в виде руки.

@темы: Сай, Хроники

Не мои истории

главная